• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Круглый стол «Полтора столетия освобождения: что дальше?»

Основные права и свободы человека в каждом государстве реализованы по-разному. Вопросу «мучительного процесса поиска свободы» был посвящен круглый стол «Полтора столетия освобождения: что дальше?», организованный факультетом прикладной политологии НИУ ВШЭ.

Истина загадочна, она вечно ускользает от постижения,

ее необходимо завоевывать вновь и вновь. Свобода опасна,

обладать ею так же трудно, как и упоительно.

            А. Камю

 

            Свобода как высшая политическая ценность и неотъемлемая составляющая правового государства закреплена в конституции современных демократий, но реализация основных прав и свобод человека, общепризнанных и закрепленных в международных пактах (прежде всего, во всеобщей декларации прав и свобод человека 1948 года), в каждом государстве реализуется по-разному.

            Именно этому вопросу, вопросу «мучительного процесса поиска свободы», был посвящен круглый стол «Полтора столетия освобождения: что дальше?», организованный факультетом прикладной политологии НИУ ВШЭ.

            Участниками круглого стола стали ведущие ученые страны: академик Пивоваров Юрий Сергеевич (ИНИОН), проф. Ильин Михаил Васильевич (ВШЭ), проф. Мельвиль Андрей Юрьевич (ВШЭ), проф. Ледяев Валерий Георгиевич (ВШЭ), проф. Медведев Сергей Александрович (ВШЭ), доц. Касамара Валерия Алексндровна (ВШЭ), доц. Мелешкина Елена Юрьевна (ИНИОН) и проф. Урнов Марк Юрьевич (ВШЭ).

            Ведущим круглого стола был декан факультета прикладной политологии д.п.н., профессор А.Ю. Мельвиль, который провел краткий исторический экскурс эволюции понятия свободы в России. Андрей Юрьевич  обозначил  в качестве отправной точки предстоящей дискуссии тематику несвободы. А в чем воспроизводиться  несвобода? Является ли состояние несвободы отражением работы общественно-политических институтов? В каких структурных единицах государства развиваться свобода и почему приходит момент, так сказать наступает точка бифуркации, где  все процессы по развитию свободы сворачиваются? Является ли свободы составной характеристикой, фундаментальной составляющей политического сознания гражданина?

             Другая проблема, которая обозначилась ранее на семинаре (3 марта 2011г в малом конференц -зале ИНИОН РАН) внешний контекст, влияющий на развитие свободы. Ведь политическая свобода олицетворяется в процессе демократизации, который вливается в некие волны демократических транзитов. А нынешняя черед причудливых событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке, по особому трактуется представителями миноритариев нынешней политической Эйкумены.

            Такт или иначе,  история  продемонстрировала, что политическое освобождение обусловлено как давлением снизу, так и внешним влиянием. Когда традиционные политические ценности, которые выполняют функцию  конструирования  существующего политического пространства, перестают функционировать, а  модернизационные волны в мировом масштабе начинают проникать и менять как политическое сознание граждан, так и внутренний политический курс, происходит процесс разворачивания новой волны освобождения (стремление граждан обладать влиять на принятие ключевых политических решений в стране).

             Возможна ли синхронизация процессов внутри и вовне?

            И каким образом можно построить причинно следственную связь, если возвратиться  и вспомнить наше прошлое и сравнить с действительностью, прежде всего, рассмотрев постсоветское пространство?

            Ильин Михаил Васильевич начал свое выступление с определения свободы, выдвинув тезис о том, что свобода есть, прежде всего, освобождение, неустанный труд, перманентный процесс. Эволюция понятия свободы восходит к истокам индоевропейской культуры, где свобода вытекает из  фундаментальных условий человеческого существования. Речь идет, прежде всего, о двух началах: вражде и нужде. Вражда – активное зло, а нужда иноактивное зло. И эти два начала в человеке рождают активное стремление создавать для себя возможности, достигать новые вершины. Несвобода предстает в виде вполне конкретных вещей, ограничений, которые человек  преодолевает, при этом  совершенствуясь.

            В отечественной литературе последних десятилетий серьезным исследованиям понятия свободы посвящено мало работ, что актуализирует  тематику нашей дискуссии и является для нынешних представителей научной среды одной из серьезнейших задач. Мы, ученые, рассматривая т.н. откатные движения, сворачивания веками завоеванной свободы, задаемся вопросом, а почему появляются подобные тенденции движения в обратную сторону? Почему в некоторых традициях эти откаты медленные и  плавные, а в некоторых – резкие и сметающие всех и вся?

            «Я выдвигаю следующие две основополагающие гипотезы. Во-первых,  я не считаю, что существует одна свобода на всех:  есть много вполне конкретных и котекстно-определяемых свобод и им грозят множество противопоставляемых несвобод и закрепить их нужно каждого в отдельности. Их нужно закрепить, чтобы процесс отката был облегчен.  Эволюционные процессы, предполагающие структурно-функциональные трансформации, всегда предполагают шумы и помехи, особенно, если  изменения осуществляются радикальными мерами. И если свобода есть неустанный труд и освобождение, то их необходимо закреплять, что, увы, требует большого труда».

            Пивоваров Ю. С. выделил исторический аспект. История российского государства показала, что свобода в России возможна с помощью как внутренних, так и внешних влияний, но не в том срезе, в котором пишу авторы концепта суверенной демократии.  Здесь нужно сделать оговорку о том, что концепция суверенной демократии, в том, как ее определяют авторы, восходит  определяемой С. Уваровым формуле «православие-самодержавие-народность», просто она модифицирована. Фактически В. Сурков дает то же самое определение, о котором писал Н. Карамзин. Суверенная демократия означает независимость страны вовне и независимость внутри, то есть государства от олигархических компаний. Но именно так Н.М. Карамзин, идеолог самодержавия, определял суть последнего.

            Возвращаясь к вопросу «внешних влияний», следует подчеркнуть, что внешние влияния важны тем, что они подпитывают  и способствуют возникновению идей внутри страны, ведь ни одна идея в России не возникала сама по себе. Создавались условия, а прецеденты других государств и культур, влияющие на Россию, способствовали  возникновению идей и идеологий.

            Если Мельвиль А. Ю. говорил о демократизации и волнах, то для Пивоварова Ю. С. отправной точкой изучения свободы  является  ее основа – христианская цивилизация (от греко-римской к иудео-христианской цивилизации). В христианской религии тематика свободы выбора является одним из важнейших составных частей.  А Россия - часть христианской цивилизации.

            Следующий тезис Пивоварова Ю. С. основывался на утверждении о том, что Свобода едина. Невозможна экономическая свобода без политической свободы, Ю.С. Пивоваров называл некорректными социологические исследования, утверждающие, что граждане России к одним свободам готовы, а к другим – нет. В России большая традиция свободы, которая насчитывает более 400 лет. Олицетворением свободы стала  революция 1917 года, революция, которая высшей целью ставила приобретение свободу, а привела к несвободе.

            Для того чтобы была свобода, необходим субъект свободы, который обладает  высоким уровнем правосознания, применяет свободу и несет за нее ответственность. Именно об этом писал И. Кант, приравнивая свободу в осознанной практическим разумом цели, которая лежит в основе свободного действия человека.

            Для Пивоварова Ю.С. в России таким субъектом свободы выступала  и выступает  русская литература. История несвободы – история полиции, а другая история, история свободы – литература. Именно литература закрепляет ту великую русскую культуру, которая выступает в качестве формы самореализации свободного человека. И, несмотря на тенденции сворачивания свободы в России, все же, появляется активная и творческая часть граждан, которая стремиться к свободе.

            Сама цивилизация должна актуализировать тематику свободы, рождать и обосновывать ее необходимость. Россия – не расколдованный мир (по Веберу). Несмотря на то, что у нашей страны есть многолетние политические традиции несвободы (одна из самых важных особенностей русской культуры является властецентричность) - сама власть отказывается от радикальных перемен, которые бы обеспечили гражданам прописанные конституционные свободы – экономические, политические и т.д.

             В начале 90-х годов, либеральная идеология потерпела поражение, а внешние влияния оказались некорректными, что во многом предопределило то состояние свободы, в котором мы находимся на сегодняшний день. И сейчас, перед Россией стоит выбор: либо Россия деградирует до полного уничтожения, либо она найдет в себе силы пойти по собственному пути. Факт существования достаточно мощного интеллектуального потенциала для развития страны подтверждают как отечественные научные школы, которые готовят специалистов в мировом масштабе, так и труды эмиграции, синтезирующие либеральные и консервативные идей (Евразийцы, Школа Кондратьева)

            Подводя итоги  дискуссии, можно сделать следующий вывод: свобода  есть возможность обладать правами, предполагающими обязанности, что возможно лишь при правовом государстве, которое обеспечивает правопорядок действий, творит законы и стоит на страже прав человека.

«Россия — не Европа, Россия — не Запад,

так же как день — не ночь. Россия просто другая страна»

Мовсисян А.А.